Перейти к содержанию

Ратмир

Ратник
  • Публикаций

    24
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Система отзывов

    100%

Репутация

1 Это карма

Информация о Ратмир

  • Звание
    Десятник
  • День рождения 28.08.1984

Контакты

  • Сайт
    http://
  • ICQ
    0
  1. 268 год до РХ. Вполне возможно, что этот год можно будет назвать поворотным в судьбе иберийской державы. Во всяком случае – в период правления Каравниоса. Захватив Нуманцию, вождь иберийцев велел строить более просторные казармы. За этим строительством и за наведением порядка в Кельтиберии Каравниос наблюдал самолично. Матугена же он направил в Скаллабис. Не смотря на все договоры с карфагенцами, у него не было к ним доверия. Как показали дальнейшие события, эти опасения не были напрасными. Также в целях укрепления обороны на границе Кельтебирии и Лузитании была возведена сторожевая вышка, на которой беспрерывно несли службу воины, в обязанность которых входило немедленное оповещение гарнизона Нуманции о приближение вражеского войска. Тем не менее, Каравниос, хоть и ждал подвоха со стороны карфагенцев, не думал, что они осмелятся на какие-либо агрессивные действия в ближайшее время. Поэтому, кроме расширения казарм в Нуманции и строительства сторожевой вышки, никаких приготовлений к войне не последовало. В Астурике, Новом Карфагене и Скаллабисе началось возведение портовых сооружений. Каравниос рассчитывал уже в ближайшем будущем взять под контроль прибрежные воды Пиренеев. Это обеспечило бы быстрейшую переброску войск с одного театра военных действий на другой и воспрепятствовало бы высадке вражеского десанта в глубине иберийских территорий. Все это, конечно, на случай войны. Помимо этого наличие портов позволило бы развивать торговлю. В Тарраконии началось сооружении сети дорог, которые должны были более прочно связать эту часть Иберийского государства с остальными провинциями. Тарракония благодаря притоку населения из соседней Кельтиберии в ближайшее время обещала стать одной из самых процветающих земель Пиренейского полуострова. Но экономическое благополучие Иберии могла нарушить надвигающаяся война… Ретогенес, лазутчик, служащий непосредственно Лукреции, после взятия Нуманции, естественно, покинул город. Новым его заданием было выяснить обстановку по другую от Оски сторону Пиренеев. И в середине 268 года до РХ в столицу Тарраконии пришло первое известие. Недалеко от Пиренейских перевалов остановилось войско галлов, во главе которого был знаменитый галльский военачальник, сын вождя Галлии, Виндекс. Сам факт внушал опасение, не смотря на то что воинов под началом Виндекса было немного, и он вряд ли отважился бы с ними напасть на Тарраконию. Одновременно с этим неподалеку от Нового Карфагена остановилось войско пунов под командой известного доселе только в качестве разбойничьего главаря Эшмуназара. Посол, направленный для переговоров, назад не вернулся. Войско Эшмуназара http://img165.imageshack.us/img165/9219/10fb.jpg http://img165.imageshack.us/img165/7613/21vb.jpg Это событие сильно обеспокоило Каравниоса. На всякий случай он начал собирать в Нуманции войско для помощи Новому Карфагену, гарнизон которого составляли всего 160 ополченцев. Одновременно он направил гонца в Астурику с целью вызвать в Кельтиберию Сидона. После того, как карфагенский посол явился в Нумацию, он был немедленно вызван в дом Каравниоса. Иберийский вождь на этот раз встретил Сидона далеко не так приветливо как полтора года назад в Астурике. Не предложив послу сесть, Каравниос спросил: - Что делает карфагенское войско в Иберии? - Какое войско? – удивился Сидон. Каравниос встал и, положив руку на рукоять меча, зловеще прошептал: - Человек, которого мы посылали к Эшмуназару, не вернулся. Ты тоже можешь никогда уже не увидеть Карфагена. Откуда войско в Иберии? - Карфаген не имеет к этому никакого отношения. Это шайка Эшмуназара. - Эта шайка действует под флагом Карфагена. Если в ближайшее время Эшмуназар не покинет Иберию, я буду считать, что мы не заключали никакого договора. Кордуба будет уничтожена! - Хорошо, - склонил голову Сидон. – Я сделаю все, что от меня зависит. Ночью карфагенский посол незаметно покинул Нуманцию. Он знал, что Эшмуназар в скором времени атакует Новый Карфаген. Он также знал, что если он задержится в Кельтиберии, Каравниос велит казнить его, а голову послать Теофану. Спустя несколько дней воины Эшмуназара перешли реку Сегуру и осадили Новый Карфаген. Каравниос тут же выступил из Нуманции на помощь осаженному городу. В дороге его нагнал гонец, сообщивший радостную новость. Узнав, о том, что Карфаген вступил в войну с Иберией, римское семейство Юлиев высадило десант на Сардинии.
  2. 269 год до РХ начался с коронации нового вождя Иберийских племен Каравниоса. Долгого пира и обильных возлияний, как было принято до сих пор, не получилось. Каравниос, приняв власть, поспешил к войску, которое до этого вел в Кельтиберию его отец. Взял он с собой только личную охрану – для быстрейшего продвижения к цели. Он с самого начала был недоволен тем, что должен сидеть в Скаллабисе и заниматься повседневными делами провинции. Теперь он воспользовался поводом, чтобы возглавить поход, начатый Вириатусом. Одновременно к Матугену был направлен гонец с известием о том, что поход не отменяется. Матуген продолжил путь к Нуманции. Луккон же, получив известие о смерти отца, забросил строительство и стал проводить много времени наедине с кувшином тарраконского вина. Не было сомнений, что Вириатуса отравили галлы, прознав о его походе. Но что-то не давало Луккону покоя. Червь сомнений грыз его душу. Лукреция, как всегда, была рядом. Она и словом не обмолвилась о выгодах для Луккона, последовавших после смерти Вириатуса. Постепенно Луккон пришел в себя. И первое, что он сделал после этого – ввел своего сына, рожденного от Лукреции в семью. Каравниос в письме осудил этот поступок брата. И в этом же письме назвал Луккона новым наследником престола. Первая часть плана Лукреции удалась на славу. Ее сын Бинген был принят в семью. Луккон стал наследником Каравниоса – известного во всей западной Европе и северной Африке воина. А, как известно, воина смерть может настигнуть в любом сражении. Впрочем, Лукреция пока не определилась, как ей поступить со старшим братом своего возлюбленного. Каравниос, заботясь о безопасности своего тыла во время кельтиберийского похода, пошел еще дальше своего отца. Перед своим отъездом из Скаллабиса он направил в Кордубу своего посла – Сеговакса, молодого, но одаренного дипломата. Сеговакс http://img468.imageshack.us/img468/4166/11mj1.jpg По приезду в карфагенский город, Сеговакс был приглашен во дворец наместника Бетики Теофана. В честь прибытия иберийского посла хозяином дворца был дан пир, во время которого Теофан и Сеговакс смогли познакомиться и пообщаться на повседневные темы, благоразумно отложив серьезный разговор на завтрашний день и на трезвую голову. К полудню следующего дня в комнату, выделенную Сеговаксу, заглянул слуга Теофана и сообщил иберийцу о том, что наместник Бетики ждет его в саду, неподалеку от дворца. Посол нашел карфагенянина на гранитной скамье в глубине сада. Теофан предложил гостю сесть рядом с ним, и первым начал разговор. - Я очень рад, что противоречия между нашими правителями постепенно сходят на нет. Во всяком случае, еще пару лет назад я и представить себе не мог, что буду принимать посланника иберийского вождя в своем городе. И этот посланник не будет мне говорить о войне… Он ведь не будет? Сеговакс учтиво склонил голову: - Не между нашими народами. Ты прекрасно знаешь, что наши войска сейчас приближаются к Нуманции, и недалек тот день, когда земли галлов станут нашими землями. Вместе с тем в Скаллабисе у нас достаточно сильный гарнизон, чтобы отразить нападение врагов… Кем бы они ни были… Сеговакс сознательно говорил карфагенцу о силе Иберии. Нужно сразу дать понять, кто диктует условия в отношениях между двумя государствами. Теофан ничего не ответил, и Сеговакс продолжил: - Тем не менее, мы считаем, что содержать такой большой гарнизон накладно, и не имеет большого смысла. У нас нет причин не верить тому мирному договору, что был заключен в Астурике. И все же нам бы хотелось укрепить связи между нашими городами. То, что иберийские купцы торгуют в Кордубе, а карфагенские в иберийских городах – очень хорошо. Но почему бы нам не пойти дальше, и не даровать друг другу такие торговые привилегии, которые могут существовать только между добрыми соседями. Мы готовы отменить торговые пошлины для ваших купцов, если вы сделаете то же самое. - Здравое предложение. Не вижу причин отказываться. От этого договора выиграют оба народа. Однако, по твоим глазам, Сеговакс, я вижу, что ты хочешь сделать еще какое-то заманчивое предложение. - Да. Мой господин – Каравниос – дал мне право предложить славным пунам следующую сделку. Мы бы очень хотели развивать торговлю не только с Кордубой, но и с другими карфагенскими городами. Естественно, мы бы хотели получить сведения об этих городах. Взамен, вы сможете торговать не только с Новым Карфагеном и Скаллабисом, но и с Астурикой, и с Оской, а вскоре и с Нуманцией. Теофан хитро улыбнулся и не спеша проговорил: - К сожалению, я не получал из Карфагена права на подобные сделки… Но за небольшую сумму я мог бы закрыть на это глаза и подробно рассказать о подвластных Карфагену землях. «Алчный ублюдок!» – подумал про себя Сеговакс. - А вот на это уже я не имею права, - вслух вздохнул иберийский посол. – Но наша встреча все равно оказалась весьма плодотворной. Надеюсь, настанет тот день, когда мы будем говорить в этом саду о союзе между Иберией и Карфагеном. Первым лагерь под стенами Нуманции разбил Каравниос с войском из 80 скутариев, 80 карфагенских пельгастов, 110 финикийских всадников и личной охраной. Гарнизон Нуманции состоял более чем из пятисот воинов (были там и копейщики, и метатели дротиков, и легкая кавалерия, и даже боевые псы). Тем не менее, наместник Кельтиберии, второй сын галльского вождя, Рианорикс не осмелился атаковать Каравниоса, испугавшись славы иберийца, как непобедимого воина. С таким гарнизоном Рианорикс рассчитывал отразить любой штурм. Тем более, что крепостные укрепления Нуманции представляли из себя серьезное препятствие для атакующих. Высокие стены, мощные ворота и смотровые башни – все это выглядело довольно внушительно. Вообще, Нуманция была вторым по величине городом в Галлии. Через неделю после прихода Каравниоса, к стенам Нуманции подошло войско Матугена. Оно было значительно меньше отряда иберийского короля: 80 скутариев, 80 пельгастов и личная охрана Матугена. Теперь можно было начинать подготовку к штурму, чем Каравниос и занялся. По его приказанию началось сооружение двух таранов. Иберийцы никуда не торопились – больше войск у галлов в Кельтиберии не было, а из Нарбонии подкрепление могло подойти либо через Оску, где обосновался Луккон, либо сделав большой крюк вокруг Пиренеев. При желании Нуманцию можно было бы взять измором, на что потребовалось бы несколько лет. Но желания такого у Каравниоса не было, однако и спешить со штурмом он не собирался, хотел все тщательно подготовить. Однажды ночью Каравниос проснулся из-за оживленного шепота, который доносился от входа в его шатер. Стража о чем-то спорила с командиром отряда пельгастов, которые занимались разведкой и охотой в окрестных лесах. - Что случилось? – громко спросил иберийский вождь, обрывая спор. Спал он в доспехах, поэтому очень скоро оказался снаружи. - Один из моих воинов заметил, как из города выбрался этот человек, - сказал командир пельгастов Арген и указал на плотную фигуру в плаще. – Он утверждает, что у него есть к тебе, мой вождь, какое-то предложение… - Пустите его в шатер, - прервал его Каравниос. - Но мы еще не обыскали… - Ты сомневаешься, что я смогу себя защитить? Арген смутился и не смог ничего ответить своему вождю. Каравниос развернулся и вошел в шатер, в котором один из воинов уже зажег факелы. Вслед за ним проследовал неожиданный ночной гость. Вождь иберийцев уселся на деревянный табурет в центре шатра и внимательно посмотрел на горожанина. Тот застыл напротив Каравниоса, видимо, замешкавшись. - Я казначей Нуманции, - начал горожанин. – Зовут меня Бенарек. Я и еще несколько знатных горожан поняли, что власть Рианорикса в Кельтиберии обречена. Мы готовы оказать вам определенные услуги… не просто так, конечно… - Да, не просто так! Я оставлю вам жизни в благодарность! – перебил его Каравниос. - Давай будем разумными, вождь. В Нуманции большой гарнизон. Просто так Рианорикс не сдаться. Победа достанется тебе большими жертвами. Если атака не будет неожиданной. - Что ты предлагаешь, и что ты за это хочешь? - Мы откроем ворота города… А хотим мы… хотим мы всего лишь сохранить наше положение в Нуманции при новой власти. - Пусть будет так! – кивнул Каравниос и жестом указал на выход из шатра. – Завтра к вечеру северные и южные ворота города должны быть открыты одновременно! Бенарек подобострастно склонил голову и поспешил удалиться из шатра иберийского вождя. Тем временем с юга к лагерю иберийского войска подъехал еще один гонец. Но направился он не к Каравниосу, а к его брату Матугену. Гонец принес ему радостную весть о том, что в Новом Карфагене у него родился сын. Матуген тут же велел устроить пиршество в честь новорожденного. К полудню, когда в его шатер зашел Каравниос, Матуген уже с большим трудом держался на ногах. Каравниос только заскрипел зубами. - Приведи себя в порядок! Вечером штурм. Ты зайдешь в город через южные ворота… Учитывая твое состояние, твоя задача – отвлечь часть галльского войска на себя и не ввязываться в бой. Ты понял, Матуген?! Матуген глупо улыбнулся и кивнул. Каравниос еще раз повторил приказ командиру отряда финикийских всадников, который должен был вместе с личной охраной Матугена штурмовать южные ворота Нуманции. Солнце медленно опускалось за отроги далеких гор, окрашивая золотистыми лучами долину вокруг галльского города. Его блики играли на доспехах иберийских воинов, готовых к бою. Минуту назад почти одновременно распахнулись южные и северные ворота города. Рианорикс мерил шагами одну из комнат своего огромного дома в центре Нуманции. Он не был бездарным полководцем, но ему не хватало решительности. За те недели, что прошли с начала осады, Рианорикс не предпринял абсолютно ничего, чтобы изменить сложившееся положение или хотя бы расстановку сил. Он мучился сомнениями – понятно было, что помощи не будет – придется все решать самому и использовать только те силы, что были в наличии. Он видел недовольство среди воинов, которые рвались в бой. Он видел странные взгляды, которые изредка бросали на него знатные горожане. И по-прежнему ничего не делал. Рианорикс http://img468.imageshack.us/img468/913/10xa1.jpg И вот настал час расплаты. В комнату вошел купец Брунн – один из самых богатых жителей Нуманции. - Плохая новость, - тихо произнес он, глядя в пол. - Что случилось? – так же тихо спросил Рианорикс. - Предательство в городе! Сейчас будут открыты северные и южные ворота, и Каравниос начнет штурм. Рианорикс побелел и быстрым шагом вышел из комнаты, отшвырнув по пути Брунна. Галльскому наместнику удалось довольно быстро привести в порядок гарнизон и преградить путь иберийцам, которые уже были готовы ворваться в открытые ворота. К южным воротам, где иберийцами командовал Матуген (в его отряде было 80 пельгастов и 80 всадников, включая его охрану), был направлен отряд копейщиков и боевые псы. К северным воротам – для противостояния Каравниосу (160 скутариев, 80 пельгастов, почти сотня всадников) – Рианорикс отрядил 120 копейщиков и 50 легковооруженных всадников. Остальные силы по мере подготовки стягивались к центральной площади. Бой за Нуманцию http://img468.imageshack.us/img468/2936/11pm.jpg Бой начали иберийские пельгасты. Своими дротиками они отогнали защитников города от ворот. Получив место для маневра, Каравниос велел атаковать. Во главе своей охраны он обрушился на вражеских копейщиков. Галльские всадники поспешили помочь своей пехоте, но не сумели переломить ход сражения. Тем более что в бой уже вступила половина скутариев и финикийцы. Галлы обратились в бегство. Бой у северных ворот http://img468.imageshack.us/img468/4554/28ny.jpg Сломив сопротивление врага у северных ворот, Каравниос рассчитывал теперь помочь своему брату в сражении на южных рубежах города. Но Матуген разрушил его планы. Галлы увели боевых псов к центру города, и северные ворота остался защищать одинокий отряд копейщиков. Матуген решил, что легко справиться с ними и пошел в атаку. Конница, однако, завязла в рядах вражеской пехоты. И даже это вряд ли бы помешало иберийцам опрокинуть галлов, но Матуген был явно не в форме после целых суток обильных возлияний. В самый ответственный момент он свалился со своего коня. Его охране пришлось вытаскивать потерявшего сознание военачальника из гущи сражения. Финикийцы, видя все это, дрогнули и побежали. Остаткам охраны Матугена также пришлось ретироваться. Рианорикс понял, что все не так безнадежно и бросил на отряды Каравниоса копейщиков, кавалерию и метателей дротиков. Иберийцы отбили нападение и остановились, переводя дух. Матугена, который так и не пришел в себя, отвезли в его шатер. И южный отряд иберийского войска возглавил командир финикийцев. Он сумел привести их в чувство и бросил на новый штурм. В качестве поддержки были использованы пельгасты. Однако остатки галлов смогли отразить и эту атаку, обратив в бегство и финикийцев, и пельгастов. Видимо решив, что иберийцы больше не будут атаковать Нуманцию с юга, потрепанный отряд галльских копейщиков удалился в сторону центральной площади. Каравниос понял, что ему остается только начать штурм площади, не дожидаюсь поддержки с юга. Рианорикс, воодушевленный примером мужественных копейщиков, сам возглавил последнюю атаку. Но его кавалерия завязла в рядах скутариев, а пехота не смогла оказать ей достойную поддержку. Каравниос во главе своей охраны ударил в тыл галлам, и те обратились в бегство. Рианорикс погиб, сражаясь в одиночку, когда все его воины либо погибли, либо отступили. Он был нерешительным военачальником, но храбрым воином. Выжившие галлы собрались на площади и дали иберийцам упорный, но непродолжительный бой. Нуманция пала. После боя http://img468.imageshack.us/img468/5166/11ol1.jpg http://img468.imageshack.us/img468/5567/14zv.jpg Первым делом Каравниос велел найти Бенарека и остальных горожан, которые открыли ворота Нуманции. - Вы не выполнили своего обещания – галльское войско было готово к бою. Утром вы будете казнены. Утром на площади Нуманции собрались почти все его жители. Сначала на виду у всех были казнены предатели. Каравниос здраво рассудил, что если они предали Рианорикса, то смогут предать и его. Затем иберийский вождь обратился к горожанам. - Я вижу среди вас много здоровых мужчин, у каждого из которых здесь есть семья. Я предлагаю вам два варианта на выбор. Первый – каждый четвертый боеспособный мужчина будет казнен, остальные – обращены в рабство, их семьи повторят их участь. На площади послышался недовольный ропот. Каравниос поднял руку, призывая толпу к тишине. - Есть второй вариант. Вы все приносите мне клятву верности. И каждая третья семья переселяется в Тарраконию. Из двух зол выбирают меньшее, и вскоре из Нуманции потек караван груженных повозок, направляющихся к Оске.
  3. Лето 270 года до РХ выдалось дождливым. Редкие солнечные дни сменялись пасмурными неделями. На улице было холодно и неуютно. Жители иберийской столицы Астурики предпочитали сидеть дома, у горящего очага. Они могли себе это позволить – их не обременяли государственные заботы. Каргону – вождю союза иберийских племен – тоже хотелось проводить время в тепле и уюте, но необходимость звала его в только что отвоеванную у Карфагена провинцию – Иберию (именно из этих мест собственно и пошло иберийское племя). Заслуга в этом завоевании целиком и полностью принадлежала племяннику Каргона – Матугену. Не смотря на молодость (ему было всего 25 лет), он обладал незаурядным полководческим талантом и был любим своими воинами за храбрость. В то время как враги боялись Матугена, зная о том, что он не ведает жалости к пленным противникам. Стоит признать, что Карфаген к этому времени потерял изрядную долю своего могущества. Во всяком случае, на Пиренейском полуострове его влияние было сведено практически на нет. После потери Иберии, у Карфагена еще оставалась Кордуба, на самом юге полуострова. Но и тут у испанцев было больше шансов со временем отхватить и этот город, чем у пунов его отстоять. Иберия была богатой провинцией, особенно хорошо здесь было развито земледелие. Торговля тоже могла бы приносить неплохой доход, но при отступлении пуны разрушили все мосты в провинции и сравняли с землей порт Нового Карфагена. Матуген не обладал талантом правителя – он был воином. От него не стоило ожидать восстановления разрушенного войной хозяйства. Поэтому Каргон сам спешил в свои новые земли, чтобы назначить наместника в Иберию и обозреть земли предков, наконец-то полученные назад. И, конечно, он хотел вознаградить племянника за великую победу над пунами. Однако судьба распорядилась иначе. Каргон даже не успел покинуть пределы Галлеции. Ему было уже за семьдесят, и возраст не располагал к длительным верховым прогулкам, тем более в дождливую, промозглую погоду. Приближенные вождя предлагали ему ехать в повозке, но Каргон наотрез отказался. В трех дневных переходах от Астурики он подхватил простуду, которая затем превратилась в лихорадку. Лекарь, спешно вызванный из города, ничем не мог помочь вождю. Дряхлый организм не мог сопротивляться болезни, и через два дня Каргон умер в походном шатре. Единственный его сын погиб десять лет назад, во время охоты, и Каргон на смертном одре назвал наследником иберийского престола своего младшего брата Вириатуса. Астурика http://img438.imageshack.us/img438/153/14jf.jpg Вириатус, в отличие от своего старшего брата не собирался продолжать войну с Карфагеном. Хотя Кордуба и выглядела весьма лакомым кусочком в Пиренейском пироге – в основном из-за своей незащищенности. Поэтому, едва взяв власть в свои руки, он вызвал к себе карфагенского посла Сидона, находившегося в Астурике. Сидон, разумеется, не знал о мыслях Вириатуса и шел в дом иберийского вождя со смешанными чувствами. Он жил в Астурике уже несколько лет, поскольку соседство двух держав на Пиренеях принуждало к постоянному диалогу. И, к сожалению для карфагенян, последнее время иберийцы держали в этом диалоге сторону сильного. Карфагену приходилось во многом уступать. Впрочем, Сидон верил, что это явление временное, и Карфаген вернет себе испанские земли. Пока же правители Карфагена вынуждены были сосредоточить внимание на своих африканских и сицилийских владениях. После недавнего захвата Матугеном Иберии, Сидон боялся, что над Кордубой нависла угроза похожей судьбы. Смерть Каргона подарила ему определенную надежду, в которую карфагенский посол сам опасался поверить. Ведь Вириатус был известен, как хороший воин и полководец, отличившийся во многих боях, как с пунами, так и с галлами. Сидона проводили в пиршественный зал, который в этот день был необычайно пуст. Во главе стола сидел только Вириатус, больше в помещении никого не было. Иберийский вождь жестом пригласил посла сесть рядом с собой. Сидон с благодарностью кивнул и опустился на длинную скамью. - Мы хорошо знаем друг друга, - начал Вириатус. – поэтому обойдемся без предисловий. Иберийцы не могут считать своими друзьями ни галлов, ни Карфаген. И те, и другие захватили наши земли. К Бетике это относится в меньшей степени, пуны сами основали там Кордубу. Отчасти поэтому, отчасти потому, что я считаю, что галльская Нуманция представляет для нас гораздо большую опасность, я предлагаю Карфагену перемирие. Я знаю, что у вас нет достаточно сил, чтобы нанести мне удар в спину, пока я буду воевать в Кельтиберии, но хочу исключить любую, даже самую малую возможность такого события. Я предлагаю разрешить въезд иберийских купцов в Кордубу, а в свою очередь мы откроем ворота Скаллабиса и Нового Карфагена для ваших торговых караванов. Сидон только развел руками: - Мы действительно хорошо знаем друг друга. И ты, Вириатус, прекрасно понимаешь, что я могу ответить только «да». Хотя и вижу в твоих словах намек на то, что после галлов настанет наша очередь. Впрочем, я думаю, что к этому вопросу мы еще вернемся. А пока я поспешу направить в Карфаген известие о том, что война между нашими народами завершена. Надеюсь, что мы и впредь будем встречаться только по таким радостным поводам. Сидон, поклонившись, удалился из зала. Вириатус за его спиной ухмыльнулся. Он заметил, что карфагенский посол не пожелал ему удачи в походе на Нуманцию. Конечно, для пунов было бы выгодно, если бы иберийцы увязли в войне с галлами. Вириатус http://img438.imageshack.us/img438/9066/15iq.jpg Однако Вириатус собирался действовать наверняка. Первым делом он назначил своих сыновей наместниками испанских городов. Старшего, Каравниса, - наместником Скаллабиса. Среднего, Луккона, - Оски. Младший же сын, Матуген, должен был, оставив в Новом Карфагене гарнизон, двинутся со своим войском к границе Кельтиберии. Одновременно сам Вириатус выступил из Астурики с еще одним войском. Династия Вириатуса http://img438.imageshack.us/img438/662/10mf.jpg Луккону, среднему сыну Вириатуса, как уже было сказано, досталась в управление Тараконская Иберия с центром в Оске. Надо сказать, что Оска представляла собой захолустное городишко на северной окраине Иберийского государства. Ее население к этому времени не превышало 1500 человек. Но при всей своей захолустности Тарраконская Иберия была чрезвычайно важной провинцией. Луккону, среднему сыну Вириатуса, как уже было сказано, досталась в управление Тараконская Иберия с центром в Оске. Надо сказать, что Оска представляла собой захолустное городишко на северной окраине Иберийского государства. Ее население к этому времени не превышало 1500 человек. Но при всей своей захолустности Тарраконская Иберия была чрезвычайно важной провинцией. Луккон http://img438.imageshack.us/img438/1976/12ig.jpg Луккон только тяжело вздохнул, когда гонец из Астурики доставил ему письмо отца. В свете приближающейся войны с галлами, Луккон велел строить укрепления вокруг Оски, а сам отправился на север к Пиренейским перевалам. За ними начинались обширные владения Бренна, галльского вождя. Луккон решил перекрыть наиболее вероятный путь галльского вторжения в Тарраконию, буде такое случиться. Деревянная крепость в горных перевалах была возведена в максимально сжатые сроки. Луккон сам наблюдал за ее строительством, потому как отводил этой крепости важнейшую роль в благополучии порученной ему области. Он прекрасно понимал, что в лучшем случае, при падении Нуманции, галлы обрушатся именно на Тарраконию со стороны Аквитании. В худшем, если поход его отца и брата в Кельтиберию закончится неудачей, он и вовсе окажется между двух огней. Вряд ли галлы, находясь в состоянии войны с Иберией, будут терпеть на своем пути такое досадное недоразумение, как Оска. Оставив в горной крепости гарнизон из 80 ополченцев, Луккон вернулся в Оску, где уже заканчивалось строительство частокола вокруг города. Одновременно началось возведение Святилища Тевтатису, иберийскому богу войны. Культ этого божества привлекал к себе отчаянных воинов, не боящихся смерти в бою. Помимо укрепления оборонительных рубежей Тарраконии Луккон озаботился и привлечением в провинцию новых жителей. Земли вокруг Оски были весьма плодородны и, снизив налоги, Луккон создал условия для переселения в Тарраконию части населения Иберии и даже испанских жителей Кельтиберии. Раздав приказания о строительстве в городе, Луккон уединился в одной из комнат своего дома и велел позвать к себе Лукрецию. Лукреция была рабыней. Когда-то давно, казалось, что совсем в другой жизни, она была дочерью римского патриция Гая Антония, семья которого жила в Сегесте, городке на северо-западе Аппенинского полуострова. Три года назад городок захватила шайка бандитов под началом галла Белена. Небольшой римский гарнизон вырезали, часть римских жителей убили, другую – продали в рабство. Юная Лукреция вначале стала личной рабыней Белена. Главарю разбойной шайки, в один миг ставшему владельцем собственного городка, хватило фантазии только на то, чтобы использовать красивую девушку в качестве наложницы. Впрочем, такой строптивой наложницы еще нужно было поискать. После того, как Лукреция едва не выцарапала Белену глаза, тот велел продать ее первому попавшемуся купцу. Купцов было не так много и, ясное дело, все они были варварского происхождения, и по их виду можно было утверждать, что торговля была не единственным их занятием. Большинство торговцев отказались от непокорной рабыни благородного происхождения. Но, наконец, нашелся купец родом из Лугдуна, который купил Лукрецию по, прямо скажем, смешной цене. С этого момента в течение полутора лет бывшая патрицианка мыкалась по просторам Галлии, пока не оказалась на невольничьем рынке в Нарбо Марцие. Как раз в это время в галльском городе гостил Луккон. В первый раз увидев Лукрецию, он долго не мог отвести взгляд от рабыни, так и не утратившей за долгие дни неволи гордость, присущую большинству римлян. Хитрый торговец рабами, заметив взгляд Луккона, запросил за Лукрецию баснословную цену. Ибериец заплатил не торгуясь. Невероятно, но патрицианка полностью доверилась Луккону и даже перестала думать о побеге. Тем более что Луккон и сам предлагал ей свободу. Вскоре Луккон, поселившийся в Оске, выслал в Астурику свою жену Изельту, оставив у себя сына Левкона. Луккон любил свою рабыню, она отвечала ему тем же. И через год родила ему сына. Отец Луккона Вириатус пригрозил, что если тот признает незаконнорожденного сына, то сам будет изгнан из семьи. Луккон хотел пойти поперек воли отца, не смотря на последствия. Но Лукреция убедила его образумиться. В ее голове созрел хитрый план. Она захотела привести Луккона к власти над Иберией и стать царицей. В глухой Сегесте она не могла и мечтать о подобной судьбе. Луккон безоговорочно доверял Лукреции, и во время строительства горной крепости она фактически управляла Оской. Теперь он вызвал ее для отчета. Рассказав о мелких делах, Лукреция перешла к главному (на ее взгляд). - Я осмелилась, мой господин, - произнесла римлянка с лукавой улыбкой, - снарядить в Кельтиберию лазутчика по имени Ретогенес, - она сделала паузу, всмотрелась в безмятежное лицо Луккона и продолжила. – В тайне от твоего отца. Донесения Ретогенеса будут идти напрямую в Оску. - Почему ты это сделала? – нахмурился Лукон. - Я считаю, что твой отец отнесся к тебе несправедливо, назначив наместником в такое захолустье. И надо сказать, весьма опасное захолустье. Пусть война с галлами, которая нам предстоит, станет твоим звездным часом. Пусть Вириатус увидит, что Каравниос – не единственный достойный воин в его роду! – она замолчала и затем осторожно добавила. – И не самый достойный наследник… Кулак Луккона с грохот опустился на столешницу. - Ты слишком много себе позволяешь! Каравниос – мой старший брат и наследник престола. Так есть и так будет. Убирайся! Лукреция покорно склонила голову: - Конечно, мой господин! – прошептала она. – Ретогенес, тем не менее, не будет лишним в Кельтиберии. Прошу – не отзывай его обратно. Луккон ничего не ответил, но Лукреция поняла, что он послушается ее. В душе она торжествовала. Она не сказала Луккону о другом тайном посланце, путь которого лежал к войску Вириатоса. Миссия этого человека была гораздо менее невинной, нежели шпионаж… Ретогенес http://img438.imageshack.us/img438/8165/14na.jpg Старший сын Вириатоса Каравниос, став наместником в Скаллабисе, тут же уменьшил его гарнизон, продемонстрировав карфагенцам, город которых Кордуба находился неподалеку, приверженность к заключенному мирному договору. В городе было возведено Святилище, посвященное иберийской богине охоты Абнобе. Для удобства торговцев через реки были перекинуты удобные деревянные мосты, заболоченные участки дороги приведены в порядок. Каравниос http://img438.imageshack.us/img438/4403/18uq.jpg Пока Луккон и Каравниос занимались в своих провинциях строительством, Вириатус и Матуген со своими войсками двигались навстречу друг другу. Пунктом назначения была Нуманция, в которой правил сын галльского вождя Рианорикс. Матуген http://img438.imageshack.us/img438/6099/15tk.jpg Войско Матугена остановилось к концу 270 года как раз на границе Иберии и Кельтиберии. Армия же Вириатуса задержалась. И были на это весьма веские причины. Несмотря на почтенный возраст (60 лет), Вириатус был крепким мужчиной, который никогда не болел. И вот, ближе к зиме (войско еще не покинуло даже Галлецию) у иберийского вождя начались желудочные колики, которые ужесточались с каждым днем. Лекарь, как и несколько месяцев назад вызванный из Астурики, на этот раз не успел даже увидеть вождя живым. Однажды ночью у него пошла кровь изо рта и он умер в ужасных страданиях. Лекарь, осмотрев Вириатуса, сделал вывод, что тот был отравлен. Повара, конечно, тут же казнили, хотя тот клялся всеми богами, что он невиновен. И только несколько воинов потом вспомнили, что в одной из горных деревень для вождя был зарезан ягненок, и в его приготовлении повару помогал какой-то "местный" житель... Гонец с недобрыми вестями http://img438.imageshack.us/img438/3059/11fs.jpg
  4. Ратмир

    Смешные

    Из-за дефолта в Западной Римской Империи нам не хватило денег, чтобы достроить осадную башню! Приходится лезть друг другу на плечи, чтобы попасть на стену! Помогите кто чем может! http://img417.imageshack.us/img417/7646/11gl.jpg
  5. Ратмир

    Помощь другу

    На Савке появился БИ на CD!!!!!!! Перевод, правда, повергает просто в шоковое состояние: http://img91.imageshack.us/img91/1595/18rs.jpg Полцарства за коня... тьфу, за человеческий перевод!
  6. Ратмир

    Помощь другу

    Если кому интересно - видел сегодня РТВ:БИ на м. ВДНХ (первый магазин с дисками, если налево от круглого выхода из метро) - правда DVD только... мне все равно не светит
  7. Война с Брутами Квинт Брут наконец начал реализовывать свои планы по покорению Галлии. В 226 году римляне начали наступление двумя армиями. Первая, под командованием трибуна Кая, двинулась через западные перевалы на Массилию. Вторая, под командованием трибуна Марка, двинулась в направлении Лугдуна через северные перевалы. Альпийское сражение. Взятие трансальпийской крепости. Римская армия, под командованием трибуна Кая, пройдя Альпийские перевалы, атаковала галльскую крепость, гарнизон которой состоял всего из одного отряда галльских копейщиков. Впрочем, крепость строилась не для того, чтобы стать непреодолимой преградой на пути врага. Она должна была задержать его, дать время гарнизону Массилии на подготовку к обороне. Поскольку галльские разведчики уже давно донесли галльскому королю Ивомагу, как раз находившемуся в Массилии, о готовящемся вторжении войск Брутов, все уже было готово к встрече гостей. Ивомаг с довольно крупной армией (уступающей, правда, численностью римлянам), состоящей из отборных мечников и двух отрядов кавалерии, выдвинулся к мосту через реку Дюранс. Одновременно еще одно галльское войско под началом Мандубрация встало на переправе через Рону. Это войско было значительно меньше армии Ивомага, зато в нем присутствовал отряд лучников. Римская армия легко взяла трансальпийскую крепость галлов. Все, что смог сделать ее гарнизон – это уничтожить около трети вражеских кавалеристов, что, в общем-то, само по себе немало. Самонадеянный римский военачальник не стал ни уничтожать крепость, ни оставлять в ней гарнизон, ни высылать вперед разведчиков. В результате его войско встало лагерем между двумя реками. Атаку на одну из галльских армий он решил отложить. Пока римляне отдыхали, небольшой отряд галлов по тайным тропам пробрался в пустую крепость и укрепился в ней, отрезав римлянам путь к отступлению. Кай, конечно мог попытаться вновь захватить крепость, но в спину ему тут же ударили бы две галльские армии. Бой на реке Дюранс. Кай решил атаковать войско Ивомага, так как опасался подставлять ему спину. Затем он планировал укрепиться в Массилии и ждать подкрепления из Цизальпийской Галлии. Утром все римские части спустились к реке и встали на ее берегу неподалеку от моста. На противоположном берегу, напротив моста полукругом выстроились галльская пехота. Прямо за ней расположилась кавалерия. http://img305.imageshack.us/img305/3170/16ej.jpg Кай произнес перед своими солдатами пламенную речь, в которой призывал уничтожить немытых и волосатых галлов и захватить беззащитный город. Надо сказать, что простые легионеры не были столь воодушевлены, как их предводитель, уверенности им не прибавилось и после слов трибуна. Римляне без энтузиазма пошли в атаку. Часть остановилась на середине моста, еще часть вообще не решилась на него ступить. В итоге в схватку с галлами вступило только две когорты гастатов и один отряд велитов. Они легко были оттеснены на мост двумя отрядами мечников. Но несмотря на большие потери продолжали сражаться. Видя это, та часть римлян, что сгрудилась посередине моста, очнулась от спячки и, бросив пилумы в гущу сражающихся, кинулась в атаку. Под таким напором отряды галлов попятились, а один из них даже обратился в бегство. Ивомаг тут же бросил в бой еще два отряда мечников. Одновременно из леса показался гарнизон Массилии, вышедший из города на подмогу королю. Римляне вновь были оттеснены на мост. Кай, понимая, что оборону галлов нужно прорывать сейчас, пока у них больше не осталось пехотных резервов и не подошли подкрепления из Массилии, бросился в атаку сам и увлек за собой оставшихся воинов. На берегу остались только две когорты (гастаты и триарии), которые должны были беречь тыл римского войска в случае подхода Мандубрация. Тяжелая конница, которую возглавлял сам Кай, разорвала строй галлов, в эти бреши ринулись гастаты и принципы. Ивомаг понял, что гарнизон Массилии не успевает, и сам пошел в атаку во главе двух отрядов кавалерии. Галльские воины видели, что их король сражается рядом с ними, и сплотили ряды. Римская конница увязла в пехоте и больше не наносила такого урона, как в начале атаки. Один за другим римские всадники гибли. Кая сразил один из телохранителей Ивомага. После смерти своего предводителя римские легионеры стали отступать. Вскоре отступление превратилось в бегство. С моста никто из римлян уйти не сумел. Гастаты и тирарии на том берегу тоже начали отступать – они уже ничего не могли исправить в этом сражении. Однако Ивомаг не планировал отпускать с этого поля хотя бы одного живого римлянина. Выход для них отсюда был только один – в их римский ад. Пехота галлов расступилась, и кавалерия во главе Ивомага помчалась на противоположный берег – добивать римлян. Легионеры поняли, что уйти не удастся, и развернулись лицом к галлам. Когорта триариев вросла в землю стеной щитов, гастаты, которые уже успели убежать гораздо дальше, спешили им на помощь. Ветераны множества сражений Балканской кампании Брутов приняли на копья первых галльских всадников. В воздухе раздалось отчаянное предсмертное ржание лошадей, но остальные всадники уже вломились в ряды триариев, сея там смерть. Римляне, однако, и не думали бежать. Галлы, потеряв разгон, умирали на мечах римских солдат. В этот момент сзади на римлян обрушился сам Ивомаг во главе своей личной гвардии. Этого удара триарии уже не выдержали и обратились в бегство. Гастаты последовали их примеру, даже не вступив в бой. Уйти им, правда, не удалось – желание Ивомага исполнилось, ни один римлянин не ушел живым. http://img305.imageshack.us/img305/7057/23yb.jpg Как выяснилось, маневры армии Марка носили отвлекающий характер. Лугдун так и не был атакован. Впоследствии стало ясно – почему. Войско Марка состояло на ¾ из простых крестьян. Атаковать такой армией было просто безумием. Таким образом, основные свои надежды Квинт Брут возлагал на Кая. И после разгрома его армии римляне на время оставили попытки завоевания Галлии. Война с Бритонцами. В 225 году к бритонскому королю Друстану Счастливчику, который с трехтысячной армией стоял на побережье Ла-Манша, был направлен посол с предложением мира. Сделано это было для того, чтобы обезопасить свои тылы – Ивомаг в ближайшее время планировал вторжение на территорию Германии. Друстан на удивление легко согласился на условия галлов (обмен картами, небольшая денежная компенсация, заключение торгового договора). Довольный посол удалился из лагеря бритонцев. Но не успела еще остыть лавка, на которой он сидел (дело было зимой), как Друстан велел готовить войско к осаде Самаробривы. Младший брат короля Вангион попытался его образумить, но Друстан не хотел никого слушать. Он слишком долго ждал, когда галлы утратят бдительность, чтобы нанести удар в незащищенное место, с наименьшими потерями и наибольшими выгодами. Вскоре армия бритонцев осадила Самаробриву (половина войска осталась на берегу Ла-Манша – стеречь корабли). Гарнизон города ослабленный бесконечными сражениями с германцами не мог рассчитывать на успешную вылазку. Оставалось ждать штурма, при котором у галлов были хотя бы небольшие, но шансы на победу. Но Друстан был верен себе – он хотел взять город вообще без потерь – просто уморить его гарнизон голодом. И это несмотря на то, что население Самаробривы было вполне лояльно к бритонцам. Жители города устали от постоянных боев, они с восторгом вспоминали те времена, когда город принадлежал бритонцам. Однако время шло, и от голода страдали не только галльские воины, но и простые обитатели города. Они не понимали политики Друстана. Сытый, как известно, голодному не товарищ. К концу осады в живых оставалось около пятисот жителей Самаробривы – чуть больше галльского гарнизона. Последний бой Маглокуна Когда стало окончательно ясно, что Друстан на приступ не пойдет, Маглокун, командир галльского гарнизона, велел своим воинам готовиться к сражению. Когда над бревенчатым частоколом Самаробривы встало солнце, и все галльские воины были готовы к бою, Маглокун произнес речь: «Мы все умрем сегодня на этом поле! Но это лучше чем умереть, загинаясь от боли в пустом желудке. Мы умрем с оружием в руках! Вы видите перед собой подлых врагов, - он обвел широким жестом бритонские ряды, теряющиеся за обоими горизонтами, - они не хотят сражаться с нами в честном бою. Но сегодня мы их заставим! Я хочу, чтобы вы знали – наша смерть не останется неотмщенной. Сюда придут наши братья и продолжат наше дело! Так сделаем же так, чтобы им досталось как можно меньше врагов!» Галлы выстроились у южных ворот города. Друстан спокойно наблюдал за маневрами Маглокуна – он и сейчас не собирался атаковать. Если галлам так хочется сражаться – пусть сами идут вперед. У бритонских лучников достаточно стрел. Хватит на каждого галла. Вангион подъехал к нему на своей колеснице – он был просто в бешенстве. Узнав, что Друстан не собирается атаковать, он разозлился еще больше. - Они заслуживают того, чтобы умереть, как воины! – заорал он и во главе личной охраны помчался на галльские порядки. Вслед за ним начали атаку еще несколько бритонских отрядов. Эта атака была легко отбита, Вангион погиб. Теперь Друстан не мог удержать в подчинении собственную армию. Воины рвались в бой, чтобы отомстить за смерть своих товарищей и Вангиона. Волна за волной накатывались бритонцы на ряды галлов. Но все безуспешно – вопреки всякому здравому смыслу защитники города держались. Тогда Друстан сам возглавил очередную атаку. Его тяжелые колесницы разметали первые ряды галлов. Тут же Маглокун вмешался в бой во главе кавалерии. Он тут же нашел взглядом в гуще сражения колесницу Друстана и устремился к ней. Во время прорыва погибла почти вся конница галлов, но Маглокун в последнем, неимоверном прыжке настиг Друстана и вонзил копье ему в грудь. И тут же упал сам, убитый телохранителями бритонского короля. Лишившись командира жалкие остатки галлов отступили в город. На их плечах внутрь ворвались вражеские воины. Самаробрива была взята, несмотря на то, что бритонцы понесли чудовищные потери, погибли их король и его брат. После падения Самаробривы с бритонцами вновь был заключен мир.
  8. 2ARCHER Спасибо за внимание к моей писанине А РТР я ставить пока не буду - лучше БИ подожду!
  9. Кто к нам с мечом (да и с мячом тоже) придет - от меча и погибнет! (Саша Невский)
  10. Луготорикс Воитель (242 г. до РХ – 227 г. до РХ) После смерти Эпоредорикса враги Галльского государства вновь активизировались: в Арморике высадился мощный десант бритонцев под командованием самого Бритонского короля, войска Брутов вновь осадили Медиоланум, иберийцы начали вторжение в Нарбонию, германцы не ослабляли своего натиска на восточные города – Самаробриву, Алессию, Лугдун. Оборона Медиоланума. Этот город был оставлен на произвол судьбы галльскими правителями. Тот единственный отряд, что был оставлен в городе смог отразить лишь первый штурм (семейство Брутов, конечно, не собиралось терпеть у себя под боком галльские города). В 241 году Медиоланум был взят. Галльские воины сражались храбро, но большая их часть была уничтожена дротиками, а оставшиеся слишком заметно уступали в количестве римлянам. Однако Бруты не сумели удержать город под своей властью. В том же 241 году в Медиолануме вспыхнуло восстание. Причем восставшие признали над собой власть галльского короля. Среди бунтарей, уничтоживших римский гарнизон, не было ни одного профессионального воина, но жажда свободы для себя и своих семей сыграли свою роль. Признавая власть Луготорикса, жители Медиоланума видимо надеялись на военную помощь с его стороны. Но галлам едва хватало войск, чтобы сдерживать натиск германцев и иберийцев – Медиоланум по-прежнему оставался без поддержки, более того – Луготорикс приказал возвести в Альпийских перевалах крепость, как бы проводя восточную границу с римскими империями. Видя, что Медиоланум оказался в изоляции, Бруты в 240 году вновь осадили в город, а в 239 году пошли на штурм и вопреки всем ожиданиям потерпели поражение. Простые крестьяне столь мужественно защищали свой город, что римские легионы ничего не могли им противопоставить. Жители Сегесты, видя, что римлянам можно противостоять и понимая, что совместно с медиоланцами это будет сделать проще, также признали власть Луготорикса. Разъяренный Квинт Брут – глава семьи Брутов – велел стереть мятежные города с лица земли. Две мощные римские армии осадили Сегесту и Медиоланум. В 237 году состоялся штурм обоих городов, и вновь римские легионы потерпели сокрушительное поражение. В 236 году римским агентам удалось подкупить нескольких жителей Сегесты, они ночью открыли ворота, впустив внутрь римских легионеров. В городе была устроена страшная резня, проведены показательные казни (на стенах Сегесты было распято около тысячи ее жителей). Город, а вместе с ним и вся Лигурия, перешел под власть римлян. Римляне пытались провести нечто подобное и в Медиолануме, но их замыслы были вовремя раскрыты – предатели и римские агенты казнены. В 235 и 231 годах состоялись еще две попытки взятия города. И опять римляне отступили ни с чем. Вопреки всякому здравому смыслу город держался. Но так не могло продолжаться бесконечно. Так и не получив помощи из центральной Галлии, в 228 году медиоланцы потерпели поражение. Судьба непокорных жителей города была ужасна. Многие были убиты, многие проданы в рабство. В итоге население города было едва ли не меньшим, чем введенный в него римский гарнизон. Квинт Брут, разозленный тем, что 2 города, в которых даже не было гарнизона, пришлось брать в течение долгих 13 лет, что за это время погибло более трех тысяч римских солдат (это в сражениях с крестьянами!), приказал готовить поход на Массилию. В безумном мозгу римлянина засела идея о покорении Центральной Галлии. Война с Германией. Нападения германских войск на галльские земли не прекращались с 259 года. После того, как Луготорикс выбил их гарнизон из Лугдуна и занял Алессию, наступила небольшая передышка. Продолжалась она недолго – вскоре германские армии с новыми силами обрушились на галльские владения. Война с Германией в период правления Луготорикса – это череда непрерывных сражений за Самаробриву, Алессию и Лугдун. Описывать все их не имеет смысла. Остановимся на самых крупных и значимых баталиях. В 242 году – сразу после смерти Эпоредорикса германская армия под командованием воеводы Ганхавалуна сделала попытку овладеть Самаробривой. Несмотря на двухкратное численное превосходство сделать им это не удалось. Исход сражения решила конница галлов, один из отрядов которой возглавлял Белен, ставший наследником галльского престола. Галлы понесли большие потери, но город отстояли. В 239 году состоялась битва у Алессии. Луготорикс, который находился в городе, когда под его стенами появилась огромная германская армия под командованием воеводы Кловиса, не стал дожидаться штурма и вывел свое войско в поле. В кровопролитном сражении было уничтожено около полутора тысяч германских воинов, потери галлов были значительно меньше (что неудивительно – в городе стояло войско, большую часть которого составляли ветераны Итальянской кампании Луготорикса). После этого сражения Луготорикс покинул Алессию, забрав с собой почти всех ветеранов. Сначала он двинулся на юг, дабы снять осаду с Лугдуна. Успешно выполнив задуманное (потери галлов – 30 воинов, германцев – почти 600), Луготорикс направил свое небольшое, но опытное войско на запад (как раз в это время Амбон – член иберийской королевской семьи – взял штурмом Лемон, сам погибнув в сражении). Наиболее упорно германцы наседали на Самаробриву. После 242 года Белен уничтожил еще несколько их армий, а в 234 году очередное германское войско под началом воеводы Альфуиха начало штурм Самаробривы. Город в очередной раз удалось отстоять – на этот раз ценой жизни Белена. Погиб еще один блестящий полководец, одержавший множество славных побед над бритонскими и германскими войсками. А его многолетняя оборона Самаробривы (еще с тех времен, когда основные войска галлов воевали в Италии) заслуживает отдельной героической повести. Нельзя не отметить, что в 236 году Дакия объявила войну Германии. К сожалению никаких известий о ходе этой войны не поступало, и, поэтому к дакам был направлен галльский посол с целью прояснить ситуацию и заключить с ними союзный договор. Однако достичь своей цели дипломат не смог – недалеко от Ювавума он был убит германскими агентами. Последним заметным событием на этом театре военных действий в эпоху правления Луготорикса стало еще одно сражение у стен Алессии. В 228 году Катавигн, командир галльского гарнизона, провел вылазку против осаждавшей город германской армии. Несмотря на численное превосходство галлов назвать эту вылазку успешной никак нельзя. Почти все галльские воины обратились в бегство в самом начале сражения. Исключение составила конница под началом Катавигна. Вся она полегла в неравном сражении, одним из последних погиб сам воевода. В итоге галлы потеряли около восьмисот воинов, а германцы – чуть более двухсот. Тем не менее, германский воевода Вангион снял осаду с Алессии. Последний поход Луготорикса. В 236 году войско Луготорикса достигло Лемона (по пути к нему присоединились отряды из Нарбо Марция). Айнгеру, командир испанского гарнизона, ничего не смог противопоставить ветеранам Луготорикса. Галлы почти без потерь взяли город. Однако останавливаться на этом Луготорикс не собирался. Он двинул свое войско на юг к Пиренейским перевалам. В 234 году он основал здесь крепость, которая должна была положить конец набегам испанцев на Нарбонию и Аквитанию. Впрочем, это было лишь мерой предосторожности, потому что Луготорикс собирался продолжить свой движение на юг, к Оске. В 233 году он осадил самый северный иберийский город, в котором в это время находился наследник испанского короля – Авар. Также неподалеку от города находились две иберийские армии, которые не замедлили напасть на войско Луготорикса. Поддержку им оказал и гарнизон Оски во главе с Аваром. Галлы, укрепившись на одном из холмов, с легкостью отбили все три атаки испанцев. В этом сражении погиб Авар. Луготорикс вступил в беззащитный город. Вновь все испанцы были проданы в рабство, а коренные галлы с восторгом встречали Луготорикса Освободителя. Галльскому королю тут же донесли, что у реки, которая протекала южнее Оски стоит крупное карфагенское войско. Карфаген поддерживал нейтральные отношения, как с иберийцами, так и с галлами. Поэтому не совсем понятно, что здесь делала столь большая армия пунов, да еще и под командованием наследника карфагенского царя Хирама Тевеста. Луготорикс направился к пунам с посольством, и Хирам Тевест пригласил его отужинать в своем шатре. Во время трапезы вожди договорились о сотрудничестве между двумя державами. Карфагеняне надеялись урвать часть Испании, хотя сами пока опасались объявлять войну иберийскому королю Задорнину по прозвищу Храбрец (тот самый Задорнин, что трижды разбивал галльские войска, и в сражении с которым погиб Рианорикс – прекрасный пример того, как безвестный воевода может стать королем могущественного государства). Заключив союз с Карфагеном, Луготорикс пополнил армию наемниками и жителями Оски и повел своих воинов еще дальше на юг, к Новому Карфагену. По пути он без потерь расправился с армией воеводы Гаиски и в 229 году начал штурм Нового Карфагена. Гарнизон у этого города был очень мал и сопротивления оказать не смог. Однако недалеко от Нового Карфагена встал лагерем воевода Ксальбадор с довольно крупным войском. Не теряя времени Луготорикс разбил его армию, опять не поняся практически никаких потерь, в то время как иберийцы потеряли почти тысячу воинов. Луготорикс направил свою армию к Нуманции. Он уже был совсем не молод, и поэтому торопился в этом своем походе как никогда раньше. Летом 227 года он штурмом взял Нуманцию, наместником в которой был новый наследник испанского престола Тиксомин. Тиксомин был убит в бою, все испанские жители Нуманции были, как и в Оске, проданы в рабство. К северу от города была замечена испанская армия, которой командовал сам иберийский король Задорнин Храбрый. Узнав об этом, Луготорикс тут же атаковал его. Задорнин принял бой, но, видя, что его войско безнадежно проигрывает бой, сбежал. Оказался он на поверку не таким уж и храбрым. Этот поход можно по праву назвать венцом полководческого таланта Луготорикса. Он одержал восемь побед, потеряв в них чуть более 200 воинов и уничтожив три с лишним тысячи врагов. Луготорикс не стал уводить свое войско на зиму в город и встал лагерем на реке, севернее Нуманции. Летом он собирался начать поход на Австрику – столицу Иберии. По пути он хотел все же сразиться с Задорнином, которому хотел отомстить за смерть Рианорикса. Планам его не суждено было сбыться. Этой зимой, зимой 227 года до РХ, Луготорикс Великий заболел и умер. Умер не так, как хотел, не в бою. Но от этого деяния его не становятся менее великими. Луготорикс http://img321.imageshack.us/img321/166/12yu1.jpg Ветераны, которые прошли с ним от Кротона до Нуманции, суровые ветераны, иссеченные шрамами, которые давно разучились плакать, не могли сдержать слез при виде своего мертвого вождя. Нескоро еще галльская земля родит подобного человека. Времена Великих – Луготорикса, Эпоредорикса, Бренна, Белена, Вирсукция – уходили, приходили времена посредственностей. Королем Галлии стал Ивомаг, внебрачный сын Луккона, усыновленный Беленом, который никак себя до сих пор не проявил. Луготорикс был противоречивым правителем. Он привел Галльскую державу на грань гибели своим авантюрным Италийским походом, но он же сумел поставить ее после этого на ноги и в экономическом, и в военном плане. За всю свою жизнь Луготорикс не проиграл ни одного сражения, взял несчетное количество городов. Он никогда не прятался за спины своих воинов, всегда сражался в первых рядах. Легенды о великом вожде галлов никогда не сотрутся из памяти его потомков. Карта к 227 году до РХ http://img321.imageshack.us/img321/8388/2271bj.jpg
  11. 2ЛЮБИТЕЛЬ Как выяснилось - наследников можно покупать... Более того - у меня и лидера пытались купить! Вообще у меня покупают всё, что движется и плохо лежит! Иногда мне кажется, что если бы у меня был флот, то и его у меня каким-нибудь макаром купили бы!
  12. 249 год до РХ. Вечный город залит кровью. В бойне после захвата Рима перебито несколько тысяч простых римлян. Членам Сената, однако, удалось скрыться. По тайным ходам они покинули город, оставив его жителей на произвол судьбы. Большинство сенаторов укрылось в Капуе. Но были и те, кто, погрузившись на корабли, отправился в Лемонум – там честолюбивые римляне мыслили основать новый центр Римской республики. Луготорикс мрачно смотрел на клубы дыма, вьющиеся над стенами Рима. Можно было остаться здесь до конца жизни – сил отстоять город хватило бы. Можно было бы прожить остаток жизни в пирах и пьянствах, забыв о соплеменниках, оставшихся в других землях. Рассыпались в прах мечты великого галльского воина о покоренной Италии… Рим у его ног, но победа гораздо дальше, чем была в день перехода галльских армий через Треббию и вторжения в земли семьи Юлиев. Никем не побежденное, непобедимое войско стоит в бывшей столице Римской республики, а галлы в Ювавуме, Лугдуне, Лемоне, Нарбо Марцие, Массилии, Оске, Самаробриве, Патавие умирают каждый день, каждый час. Луготорикс принимает сложное для себя решение, забывает о собственных амбициях и посылает гонцов в Сегесту, к королю Эпоредориксу, и в Ювавум (германцы сняли осаду) со следующим наказом: покинуть города, предварительно уничтожив в них все, что можно, оставив после себя выжженную землю, и двигаться в центральную Галлию, освобождать захваченные германцами, бритонцами, римлянами и испанцами города. Сам Луготорикс также покинул Рим, разрушив половину города, и осадил Аримин, перекупленный к этому времени агентами Сената. 248 год до РХ. Испанцы снимают осаду с Нарбо Марция, но лишь затем, чтобы уступить свое место гораздо более многочисленной и мощной армии германцев во главе с Ваннием. Другая армия в начале года осаждает Массилию, однако завидев войско Эпоредорикса, показавшееся в перевалах на пути к бывшей греческой колонии, германцы отступают к Лугдуну. Одновременно Кассий Брут встал лагерем под стенами Арреция. В покинутых гарнизонами Сегесте и Ювавуме вспыхнули восстания. В открытые ворота Рима под шумок проникли верные семейству Сципионов люди. Луготорикс, не обращая ни на что внимания легко берет Аримин, устраивает там резню, уничтожает все военные сооружения и ускоренным маршем двигается к Аррецию. Он сходу атакует армию Кассия Брута и уничтожает ее, сам Кассий гибнет в сражении. Осада с Арреция снята, но Луготорикс и не думает укрепляться здесь. Как и в Аримине здесь уничтожается военная инфраструктура, и войско Луготорикса движется дальше на север. Эпоредорикс тем временем, пополнившись гарнизонами Медиоланума и Массилии, приблизился к Нарбо Марцию (в Медиолануме, под самым носом у Брутов, остался только небольшой отряд воинов, отказавшихся покидать город). Понимая угрозу оказаться зажатым между гарнизоном города и армией короля галлов, Ванний снимает осаду с Нарбо Марция и отступает в глубь провинции. Бывший гарнизон Ювавума во главе воеводы Пресутага углубился в германские земли – конечной его целью являлось взятие Лугдуна. 247 год до РХ. В Аримине и Аррецие вспыхивают восстания. Луготорикс не обращает внимания и движется уже на восток, к Массилии, по пути, пройденному Эпоредориксом. Сам Эпоредорикс догоняет войско Ванния и в ожесточенном бою, потеряв больше трети воинов, разбивает германцев. Ванний погибает в самом начале сражения. Галльский король не останавливается на этом и движется на север, к Лемону, где засели римляне. К концу года он осаждает город. Печальна участь Пресутага. Не зная местности, он пропал в германских болотах вместе с армией. 246 год до РХ. Армию Эпоредорикса атакует огромное войско трибуна Авла, к которому присоединяется гарнизон Лемона. В кровавой сече гибнет половина армии Эпоредорикса, но римляне все же побеждены. Лемон пал. На этот раз сенаторам не удается уйти, и их сажают на колья на центральной площади. Такое государство, как Римская республика перестает существовать. Теперь есть две империи – Империя Брутов и Империя Сципионов. А под стенами Нарбо Марция вновь появляются испанцы, их ведет внук иберийского короля – Левкон. Эпоредорикс собирает остатки своего войска и вновь движется на юг. Луготорикс тем временем осадил Лугдун, на помощь которому вскоре подоспел германский воевода Италик. Луготорикс одержал легкую победу (потери 22:1 в пользу галлов) и взял Лугдун. Однако задерживаться в нем он не стал. Оставив в городе небольшой гарнизон, Луготорикс двинулся дальше на север. 245 год до РХ. Луготорикс по пути к Алессии (бывшей галльской столице) разбивает войско германцев. Эпоредорикс отгоняет Левкона от Нарбо Марция и преследует его войско. Войско Брутов осаждает Медиоланум – последний город в Цизальпийской Галлии. 244 год до РХ. Луготорикс осаждает Алессию, в которой стоит огромное войско бритонцев. И в это же время с тыла его атакует германский воевода Сезитак. Из-за несогласованности с командиром гарнизона города одновременной атаки на галлов не получается. Сначала Луготорикс разбивает Сезитака, а затем начинает штурм города (численность гарнизона в два раза превосходит численность войска Луготорикса). Наследник галльского престола бьется в первых рядах и бритонцы бегут к центральной площади, где и происходит их полное и окончательное уничтожение. Сил для дальнейшего наступления на германцев нет, Луготорикс ударяется в пьянство. Он никак не может смириться с тем, что ему приходится воевать не с римлянами, а с германцами. Эпоредорикс все же настигает Левкона и легко разбивает его армию, однако сам испанский военачальник успевает скрыться с поля боя. Король Галлии с армией располагается в Нарбо Марцие. Происходит штурм Медиоланума. Втрое превосходящие галлов по численности войска римлян разбиты и обращены в бегство. Герои-панфиловцы http://img237.imageshack.us/img237/4687/16pu.jpg 243 год до РХ. Совершенно неожиданно в Нарбонии высаживается римский десант (войска принадлежат Сципионам). Эпоредорикс выводит армию из Нарбо Марция и разбивает войско трибуна Нерона. В этом бою галльский король получает тяжелое ранение. В город он попадает на носилках. Как ни бились над ним целители и знахари, к зиме Эпоредорикс умирает… Эпоредорикс (266 г. до РХ – 243 г. до РХ) Большую часть своего правления он провел в каком-то оцепенении, постоянно пируя сначала в Медиолануме, а затем в Сегесте. Все это время фактически за него правил его младший брат Луготорикс. К концу своей жизни он отметился блистательным освободительным походом, в котором разбил германские, испанские и римские армии, вернул свободу многим галльским землям. http://img237.imageshack.us/img237/3374/11pw.jpg Карта http://img237.imageshack.us/img237/5515/2439pv.jpg
  13. 2_EnTaD_ 1.1 вх/вх В чем дело я сам не знаю! До этого у меня тоже ни разу города не покупали, да и наследников тоже (Виндекс наследником был, но продался - сволочь!) Играл за галлов в 1.0 - там вынес всю Италию, Испанию, Грецию, Малую Азию в легкую (вся карта в крестах была) - потом надоело!
  14. Фуф, блин!!!! Никогда не было так тяжело играть! Города 11(!!!) раз у меня покупали, армии 2 раза, воюю со всеми вокруг - ужас какой-то! Есть ощущение, что конец близок!
  15. На грани гибели Немного отдохнув, остатки армии Луготорикса взяли штурмом столицу Брутов. К Таренту стали стягиваться подкрепления – Луготорикс был намерен уже в ближайшее время взять Кротон – последний город Брутов на Аппенинах. Римляне почувствовали, наконец, насколько опасен для них Луготорикс. К Таренту стянулось множество римских агентов. Мир, они, однако, предлагать не собирались – жалкие варвары были недостойны мира с Римом. Луготориксу сулили горы золота, драгоценных камней, красивейших рабынь, чтобы он прекратил поход против римлян. Лично он. Римляне хорошо понимали, что если нейтрализовать Луготорикса, никто из галлов не осмелиться продолжить завоевание Италии. Однако наследник галльского престола решительно отказался от всех римских посулов. Тогда в 253 г. Тарент осадила армия римлян во главе двух братьев Сципионов – Публия и Флавия. Луготорикс не стал ждать штурма, вывел свое войско в поле и разгромил римлян. Оба Сципиона погибли в сражении. А уже в начале следующего года Луготорикс двинул свою армию на юг, к Кротону. Как только он остановился лагерем под стенами этого города, Тарент был осажден еще одним войском Сципионов под командованием трибуна Марка. Разъяренный Луготорикс легко взял Кротон, наместником в котором был Оппий Брут, уже как-то встречавшийся с галльским наследником на поле боя. На этот раза Бруту не удалось избежать смерти. Не теряя времени, Луготорикс выступил обратно к Таренту и в первой же стычке вынудил Марка отступить. После этого, оставшись в Таренте, Луготорикс стал готовиться к решающему походу на Капую и Рим. В 251 году еще одна армия Сципионов во главе с трибуном Квинтием попыталась помешать этой подготовке, осадив Тарент, но была жестоко разбита (соотношение потерь 1:8 в пользу галлов). Таким образом, все, казалось бы было очень хорошо, но… К 251 году галльскую державу условно можно было разделить на две части. Первая – к югу от Альп. В экономическом и военном плане процветающая страна. Крупные города, хорошие дороги, развитое сельское хозяйство и торговля. Военные успехи в борьбе с римлянами. Вторая – к северу и востоку от Альп. Здесь царила полная разруха. Население большинства городов было минимальным, содержать в них хоть какой-то гарнизон было практически невозможно. Постоянные происки испанских агентов не давали развиваться Массилии и Нарбо Марцию. Германия проявляла мощную агрессию против Самаробривы и Лугдуна. Оба этих города почти постоянно находились в осаде. Сенат купил Кондате Редонскую и Лемонум. Если первый город удалось вернуть, то во втором римляне сумели закрепиться. Единственная боеспособная армия с единственным боеспособным военачальником Беленом стояла в Самаробриве (зимой 254 года он разбил германскую армию под ее стенами и остался в городе). Ситуация была очень тяжелая – Восточные провинции явно тянули галльскую державу в омут. Как выяснилось позже это было только начало… Карта мира к 253 http://img181.imageshack.us/img181/1849/16dz.jpg В 253 году германцы провели штурм Лугдуна и еще раз осадили Самаробриву. Штурм Лугдуна не удался – германцы потерпели поражение. А Белен снял осаду с Самаробривы. Однако уже в следующем году оба города вновь были осаждены германцами. Белен вновь организовал вылазку и в кровавом сражении одержал верх над германцами. Штурм Лугдуна состоялся зимой 252 года. Гарнизон города был уничтожен. Галлы потеряли Лугдун после пяти лет противостояния. Защита Лугдуна http://img181.imageshack.us/img181/6609/15ic2.jpg http://img319.imageshack.us/img319/7205/15mt.jpg Луккон (сын Рианорикса), который покинул Патавий для того, чтобы оказать помощь осажденному Лугдуну, немного не успел. Он разбил войско германцев недалеко от города, но сам погиб в этом сражении, оставив вместо себя командиром внебрачного сына Ивомага. В этом бою галлы понесли большие потери, и Ивомаг отвел войско в Массилию. Пополнить здесь свою армию он не мог, поэтому ему приходилось только ждать здесь германцев, которые явно готовили наступление на этот город. Таких ребелов разбил Луккон по пути (никогда не видел среди них друидов и благородную кавалерию!) http://img319.imageshack.us/img319/3210/12iy.jpg В 250 году германцы вновь осадили Самаробриву. И сил у Белена на вылазку уже не было. Одновременно испанцы осадили Нарбо Марций. В этом же году бедствия настигли и западную часть Галльского королевства. С Балкан пришла сильная армия Брутов. Римляне тут же осадили Патавий – столицу галлов с маленьким гарнизоном. На подмогу из Аримина выдвинулся Кадеирн, приемный сын Луготорикса. Однако в первом же бою был разбит Титом Брутом и отступил к Треббии. Гарнизон Ювавума, выдвинувшийся было ему на подмогу, повернул обратно, но не успел… Ювавум уже был осажден огромной армией германцев. Римляне тем временем спокойно взяли Патавий, а Тит Брут еще раз разбил Кадеирна. На этот раз галльский военачальник погиб. Перед боем с Брутами http://img181.imageshack.us/img181/6029/11zi1.jpg Вот такое вот «но»! Тогда Луготорикс решил взять Рим любой ценой и как можно скорее. Так он хотел вынудить римлян заключить мир. Луготорикс собрал из Тарента и Кротона все войска, которые там были, сжег большую часть самих городов и двинулся к Рим, в обход Капуи, чтобы не терять времени на ее осаду. Население Тарента и Кротона тут же взбунтовалось, и города ушли из-под власти галлов. Зимой 250 года Луготорикс осадил Вечный город, а летом следующего года Нерон Сильва с громадной сенатской армией попытался снять осаду с Рима. Поддержку ему оказал гарнизон города во главе с Публием Максентием. Луготорикс одержал блестящую победу и взял Рим. Битва под Римом http://img319.imageshack.us/img319/7962/11si.jpg http://img319.imageshack.us/img319/4738/17rl1.jpg http://img319.imageshack.us/img319/1894/25qm.jpg Однако вопреки его ожиданиям римляне не пошли на мир. Галльское королевство оказалось на грани гибели.
×
×
  • Создать...

Важная информация

Политика конфиденциальности Политика конфиденциальности.